Дети Васильчиковых

 Очевидно, брак Александра Алексеевича и Ольги Васильевны Василь-чиковых  был примером семейного счастья. В течении первых 8 лет брака рождается 5 детей, разного пола, способностей и как окажется судьбы. Мария (г.р. 1859), Александра (г.р 1860), Алексей (г.р. 1862), Павел (г.р. 1865), Петр (г.р. 1867).Кстати, годы эти были для семейства достаточно хлопотными. С момента окончания Московского университета в 1856 году Васильчиков служить в министерстве иностранных дел и живет за границей. Рим, Карслруэ, Баден-Баден. До 1866 года Васильчиковы в этой «загранкомандировке», где мало времени и удобства для воспитания уже 3-х родившихся детей. 

Достоверной информации о малолетстве отпрысков нет, но возможно предположить, что летней территорией их обитания в России было Ершовская усадьба. Чаще всего бывает так, что молодая мама (Ольга Васильевна Васильчикова) растит детей в союзе со своей родительницей (Марией Павловной Олсуфьевой). Тем более, что бабушки и дедушки со стороны мужа уже умерли, а своего летнего поместья у Васильчиковых не было. К моменту покупки Кораллова в 1871 году дети находились уже в соз-нательном возрасте от 4 до 12 лет. 

Дети всегда остаются детьми и коралловский мир с домом, флигилями, хозпостройками, парком, прудами, садами, аллеями, полями, лесом – был фантастически интересным пространством! Можно только представить себе, как резвились детишки, играя в казаки-разбойники, индейцев Фенимора Купера, путешественников Жюля Верна.  Включив авторское воображение легко обнаружить дружную ватагу Васильчиковых-подростков то на самодельном плоту на пруду, то на ветвях столетних дубов парка, то на мельнице реки Сторожки, то у «громового колодца» коралловского родника. Не менее увлекательным представляются и зимние забавы Кораллово: коньки на пруду, санки на крутых коралловских склонах, лыжи, снежные крепости и многое другое,  что развлекало барских детей столетие назад. Очевидно, что уже в играх проявляются черты ха-рактера детей: энергичная и простоватая Маша, поэтическая и интел-лектуальная Саша, основательный Алексей, приветливый Павел, младший и оберегаемый всеми Петя. Обязательными спутниками игр были их дворовые сверстники, с кото-рыми Васильчиковы продолжат общение и после. Известно, что став хозяйкой Кораллова Мария Александровна будет опекать одну из многодетных жителей соседней деревни  Фуньково, помогая той продуктами и деньгами.

Впрочем, идиллическую картину, нарисованную нашим воображением поправляет ряд печальных свидетельств.Устраивая разрешение на домовую церковь, в 1876 году Александр Алексеевич пишет: «болезненное состояние жены его и дочери, кои за немочью не могут посещать приходской церкви, особенно же зимой, таким образом почти постоянно лишены утешения присутствовать при совершении таинств». (Из ЦГИА) Учитывая максимальную близость церкви Толгской иконы Богоматери в с.Кораллово, свидетельство главы семьи звучит очень печально. Ка-кова же степень немощи домочадцев, что они не могут преодолеть  дорогу до церкви (300 метров по прямой, или 500 по дорожкам)?! Ка-кие уж тут коньки и казаки-разбойники! Факты подсказывают, что заботливый Васильчиков либо сильно преувеличил, либо имел в виду временные болезни 1876 года. Судите сами, «болезненная» Ольга Васильевна проживет 80 лет, а характеристика «немощной» дочери не очень подходит ни к Марии, ни к Саше. Современники отмечают во взрослой Марии Александровне богатырскую силу, а Александра Александровна родит в замужестве 4-х детей. Маша Васильчикова проживет - 75, а Александра Милорадович - 67 лет. Правда, по неизвестным нам причинам безвременно скончаются два сына – Петр в 11 лет, а Алексей в 38, но раз о здоровье сыновей Васильчиков в 1876 году не печется, значит, особых проблем не было.  Отрывок из письма Ольги Олсуфьевой объясняют появление домовой церкви так:«...так как мы всю зиму и лето живем в деревне, то поже-лали выстроить при доме маленькую церковь во имя Святой Троицы, чтобы не быть лишенными службы Божией зимой, осенью и даже весной, а то часто бывает, что я одна могу пойти в церковь нашу сельскую, а детей боюсь студить, да и муж жалуется справедливо, что в церкви и сыро и холодно...Так как низ нашего дома каменный, а верх деревянный, то и церковь, помещающаяся наверху, будет дере-вянная. Мы просили нашего соседа - архимандрита Саввинского мона-стыря - взяться за постройку церкви, он на это мастер, и мы надеемся, что в сентябре будет она готова...».

Следующим интересным упоминанием о детях Васильчикова стано-вится 1883 год. Важным событием 1883 года для семьи гофмейстера Дворцовых церемоний стало празднование 270-летия Дома Романовых. Бал проходил во дворце Великого князя Владимира и опирался на костюмированную реконструкцию времен допетровской Руси. Вот описа-ние журнала «Всемирная иллюстрация»: «На бал было приглашено до 250-ти знатных особ обоего пола. На парадной лестнице, ея площадке и в дверях малой столовой стояла прислуга, одетая в живописные костюмы разных эпох, имеющие связь с русской историей: то были скифы, варяги, стрельцы новгородские и московские. Вскоре гостиная и танцевальная зала наполнились русскими боярами, боярынями и боярскими детьми обоего пола, воеводами, витязями, думными и посольскими дьяками, кравчими, сокольничими, ловчими, рындами, конными и пешими жильцами (времен Иоанна IV), варягами, печенегами, запорожцами, казаками; явился думный дьяк с чернильницей и пером за поясом – П.А.Васильчиков, гусляр с гуслями и друие. Казалось, вся до-петровская Русь воскресла и прислала на этот бал своих представителей. На балу были также ливонский рыцарь, русалка, представители и представительницы Кавказа, южной России и проч.» А.А. Половцев записал в дневнике: «Бал у великого князя Владимира Александровича… в костюмах по преимуществу русских XVI столе-тия. Праздник удается в высшей степени, обилие и разнообразие ярких цветов оживляет залу в противоположность скучному фраку. На императрице верный исторический костюм, нарисованный кн. Григо-рием Гагариным. Богатство материи и камней чрезвычайное. Жена моя – в русском костюме XI столетия, дочь – в татарском уборе, а я в костюме, изображенном на известной гравюре, изображающий портрет стольника Потемкина, ездившего послом в Англию. Особенно выдаются костюмы Васильчакова, директора Эрмитажа и двух его дочерей»

 Для Марии Александровны – это начало придворной карьеры, а для Александры уже завершение. Так как в 1883 году она выходит замуж за графа Леонида Александровича Милорадовича, губернатора одной из территории в Малороссии. Замужество прекратит ее дворцовую карьеру, но лишь теснее свяжет с Коралловым. Повторяя сценарий матери, Александра Александровна проводит месяцы беременности не с мужем, а при матери в Кораллово. 23 июня 1884 года в усадьбе родится граф Александр Леонидович Ми-лорадович. Первый внук Васильчиковых и первый из Васильчиковых достоверно рожденный здесь. К сожалению, уже через год, 3 июня 1885 года младенец скончается при неизвестных нам обстоятельствах. В декабре 1885 года Александра Милорадович рождает второго сына Сергея и снова в Кораллово. К радости родителей, граф Сергей Леонидович Милорадович проживет долгую жизнь. 

Пока младшая дочь устраивает свою семью, ее старшая сестра Мария достигает высот фрейлины. В 1885 году гессенская принцесса Элла (в православии Великая княгиня Елизавета Федоровна) выходит замуж за Великого князя Сергея Александровича, брата императора. Мария Александровна Васильчикова становится ее фрейлиной и подругой. Проживая в Петербурге, они видятся почти ежедневно, а в Подмосковье часто гостят друг у друга в поместьях. Великокняжеское Ильинское в 20 верстах от  Кораллово. В 90-х годах они бывают здесь часто, Васильчикова подолгу гостит в Ильинском, а Сергей Александрович с Елизаветой Федоровной гостят в Кораллово в дни летних маневров армии под Звенигородом.  Летнее время препровождение легко и забавно. Купание, прогулки за грибами, чаепития на природе и пикники. С Марией Александровной, отличающейся высоким ростом (в отца) и полнотой (от матери) происходят казусы. Учитель Елизаветы Федоровны по русскому языку,   Екатерина Адольфовна Шнейдер вспоминает: «Утром собрались у пристани и поехали кататься в лодках. На пристани случилось маленькое несчастие. Мар<ия> Алек<сандровна (Васильчикова Мария Александровна) хотела попробо-вать сесть в байдарку, но лишь только она вошла в нее, как байдарка покачнулась и она наполовину осталась в воде [зачеркнуто автором] едва успела схватиться за пристань,… [неразборчиво] она сидела на пристани, а ноги над водою. Такой был хохот, когда ее вытаскивали».  Та же гофлектрисса Шнейдер в шутку подкладывала персик в постель Васильчиковой, и та расстраивалась,  раздавив его. Подруги не оставались в долгу: Мария Александровна любила подойти сзади и схватить человека в охапку всей своей богатырской мощью, а Великая княгиня однажды подала Шнейдер перчатку с песком из рукава вместо руки и та смертельно перепугалась, когда «рука» вдруг отпала. 

Милые добрые розыгрыши конца XIX века… Как контрастируют они с реалиями наступавшего XX-го, в котором Сергей Александрович будет разорван в клочья бомбой эсеров, Елизавета Федоровна сброшена большевика-ми в шахту Алапаевских рудников, лектрисса Шнейдер забита при-кладами красноармейцев в Перми, а Мария Васильчикова окажется в изгнании, с реноме шпионки.

В 1896 году Мария Александровна активно принимает участие в мероприятиях по венчанию на престол императора Николая II. Фрейлина Васильчикова сопровождает царственное семейство на поезде в Москву, где состоятся основные обряды.  Современники вспоминают, как во время торжественных балов фрейлина Васильчикова, используя свои габариты, расчищала пространство, оттесняя толпящиеся пары перед новым туром. Отныне Мария Васильчикова в ближайшем кругу не только Великой княгини, но и императора Николая II и его супруги Аликс, родной се-стры Елизаветы Федоровны. Достоверно известно, что даже в 1913 го-ду, через 5 лет после завершения службы при дворе, императорская семья ее принимала в тесном семейном кругу, а Николай II даже лобызал ее руку,  называя Марию Васильчикову «старым другом». 

Если Мария Александровна запомнилась современникам большой, образованной, но простоватой дамой, то ее младшая сестра унаследовала отцовский ум, способность к творчеству в науке и искусстве. Она за-нимается поэзией и живописью, много переводит с английского, систематизирует архив отца. Очевидно, что для этого она посещает Кораллово и скорее всего вместе с детьми. К 1904 году у нее уже 4 детей: Сергей (г.р. 1885 Кораллово), Борис (г.р. 1887 Ялта), Николай (г.р.1889 Ялта) Ольга (г.р. 1904 Париж), а так же научные и литературные работы. Из исторических работ, интересно ее исследование о судьбе двух жен царя Михаила Федоровича. Статьи опубликованы в журнале «Русский архив» в 1897 году. В 1899 году в Ницце Милорадович познакомится с Чеховым и будет иметь с ним переписку. Из литературных работ замечательна ее книга «Сказки, переводы, сти-хотворения», изданные в Москве в 1904 году. Сюда вошли ее переводческие работы из А.Теннисона, Г.Лонгфелло, Ф.Коппе, М.Метерлинка, Сюлли-Прюдома, и стихи собственного сочинения. Интересно, что книга украшена ее собственными иллюстрациями, что выдает в ней и талантливого художника. Даже по фотографиям (книга является библиографической редкостью) видно, что это достойный памятник «серебряного века». Сборник «Сказки, переводы, стихотворения» имеет очень трогательное посвящение :«С преданной любовью посвящаю дорогой матери». Там же пример гражданственности Милорадович: «Цена 10 рублей. Продаётся в пользу раненых на Дальнем Востоке».

В 1908 году графиня потеряет мужа Леонида Милорадовича и станет проживать в Черниговском поместье Милорадовичей. Для Кораллова этот период так же станет критическим. Дети Васильчиковых – Мария Александровна и Павел Александрович заложат имение в банке, а затем продадут семейной гнездо графу Граббе. Кораллово станет ненужным. Павел Васильчиков с семьей проживает в наследном имении под Саратовом, Мария Александровна уезжает жить в Австрию. «Маша Васильчикова выходит замуж за венгерца и продает Коралло-во, переселяется в Австрию» - пишет в письме от 10 января 1907 года графиня Мария Шереметева-Гудович, соседка Васильчиковых. ( По неизвестным нам причинам брак так и не состоится) 

Александра –  остается хозяйкой черниговского поместья мужа, а матери Ольге Васильевне управляться одной уже невозможно, возраст около 70-ти  лет.   Вполне вероятно, что бывшая графиня Олсуфьева переезжает жить к младшей дочери в Чернигов.