Последние Васильчиковы

Последними Васильчиковыми, гостевавшими в Кораллово, очевидно была семья младшего брата Марии Александровны - Павла. Павел Александрович (1865-1941) учился в историко-филологической гимназии Санкт-Петербурга, а с 1885 года в юнкерском училище. После непродолжительной службы во Владимирском драгунском полку ушел в отставку. В 1897 году Павел Васильчиков женится на Инне де Бове, из рода художников и архитекторов де Бове. Хотя их основным поместьем становится усадьба в Саратовской губернии, нет сомнений, что до 1908 года молодые с детьми, Татьяна (1898- ??), Александр (1899-1939), Алексей (1900-1969), Екатерина (1905-1994), бывают в Кораллово. 

Супруга Инна Сергеевна, внучка знаменитого московского архитектора, автора Триумфальных ворот 1812 года, была не чужда искусствам, профессионально рисовала, занималась в мастерской Николая Самокиша. Как раз в годы их знакомства художник Н.Самокиш иллюстрировал поэму Льва Мея «Избавитель», о легендарномявлении святого Саввы Сторожевского во спасение царя Алексея Михайловича  от медведя. Работа над образом Саввы вряд ли возможна без посещения Саввино-Сторожевского монастыря, а Инна де Бове, знакомая с коралловскими землями, вполне могла стать для Самокиша проводником в Звенигород и монастырь. К сожалению, в 1917 году Инна Сергеевна умирает в Санкт-Петербурге (похоронена в Александро-Невской лавре). Сохранилась очень скромная мраморная плита «Васильчикова Инна Сергеевна. 1875-1917 годы».

Павел Александрович в годы революции озабочен сохранением художественной коллекции отца. Будучи членом Саратовской ученой архивной комиссии, в 1918 году он передает предметы искусства из своей усадьбы в Саратовский музей, спасая от разграбления. Однако после гражданской войны компромисс с советской властью для Павла Александровича оказывается исчерпанным,  и в 1922 году он эмигрирует в Париж с сыновьями. В печальный для всех русских 1941 год, он упокоится на хрестоматийном для эмигрантов кладбище Сент-Женевьев де Буа. 

Бегство из России для Васильчикова будет таким вынужденным и скорым, что в  Подмосковье он оставит свою 15-летнюю дочь – Катю Васильчикову. Конечно, та на попечении двоюродного дяди Юрия Олсуфьева, но все они окажутся беззащитна перед деяниями новой власти.Екатерина Павловна, обладая наследственными задатками в области искусства рисования и вышивки (правнучка знаменитого архитектора, внучка директора Эрмитажа, племянница поэтессы и художницы), станет работать в г. Сергиев (с 1930-го Загорск) рядовой чертежницей. В 1920 году она оказывается участницей тайны по сокрытию мощей святого Сергия Радонежского от возможного осквернения тех большевиками. Глава Сергия, по секретному благословению патриарха Тихона, будет тайно заменена двумя экспертами комиссии о передаче церковного имущества – священником Павлом Флоренским и графом Юрием Олсуфьевым. Мощи спрячут в доме Олсуфьевых в Сергиеве, в ящике под огромной комнатной пальмой. В 1928 году 22-летнюю Екатерину Васильчикову арестуют в этом доме, как единственную его жительницу. Олсуфьевы скроются за несколько дней до ареста, и будут скитаться по Подмосковью вместе со святыней до 1938 года, когда в дни Большого Террора арестуют и их. 

Граф Юрий Олсуфьев будет расстрелян, его супруга умрет в ГУЛАГе. Интересно, что во время обыска мощи так и не обнаружат, а Васильчикова получит 6 лет ссылки по обвинению в сотрудничестве с «Антисоветской группой черносотенных элементов». В ордере на арест 80 человек, подписанным Ягодой, значилось:«Согласно имевшимся агентурным данным СООГПУ было известно, что нижепоименованные граждане, проживая в г. Сергиеве и, будучи по своему социальному происхождению "бывшими людьми" (княгини, князья, графы), в условиях оживления антисоветских сил начали представлять для Соввласти некоторую угрозу, в смысле проведения мероприятий власти по целому ряду вопросов».Лексикон обвинения - пример революционного абсурда – «бывшие люди», «некоторые угрозы… по ряду вопросов».  Особенно нелепы они по отношению к молодой одинокой девушке. 

За Катю Васильчикову вступится супруга Горького (Екатерина Пешкова) и Борис Пастернак. «Это – девушка, уже в детстве натерпевшаяся неисчислимых бед и испытаний и теперь совершенно больная…Происхождение основанием к обвинению служить не может»- писал поэт в обращении к власти. Ссылку сократят до 3 лет, Екатерина вернется и выйдет замуж за пианиста Александра Егорова, будущего преподавателя Московской консерватории. 

Миссия по хранению святых мощей продолжится до 1946 года. К тому времени уйдут все инициаторы сокрытия – патриарх Тихон, Павел Флоренский, Юрий Олсуфьев с супругой - и Екатерина Васильчикова окажется главной хранительницей главной православной святыни Руси. В 1946 году будет принято решение о восстановлении статуса Троице-Сергиевской лавры, советская власть разрешит ее существование, и Екатерина Павловна передаст сохраненные святыни патриарху Алексию I. Они  будут возвращены в раку Рождественского собора лавры так же тайно, как изъяты.

Со слов Екатерины Павловны станет известен и еще один мистический сюжет – о кресте с Куликова поля. В 1938 году у могилы своей жены русский писатель и философ Иван Шмелев встретится с Павлом Васильчиковым, который со слов дочери Кати расскажет, как один из бывших олсуфьевских крестьян, найдя на Куликовом поле древний крест, задумал передать его Юрию Олсуфьеву, бывшему графу и археологу.  Как по волшебству ему явится странник, обещавший стать посредником. Ночью в квартиру Олсуфьева, где проживала Катя, постучался седовласый странник, передал крест, заночевал и к утру исчез. Позже выяснилось, что оба события и с крестьянином и с Катей Васильчиковой произошли в один вечер, хотя между населенными пунктами не менее 400 км. Екатерина Васильчикова будет уверена, что посредником в передаче святого креста стал сам Сергий Радонежский. Этот услышанный рассказ Иван Шмелев превратит в знаменитый рассказ «Куликово поле». 

На закате жизни Екатерина Васильчикова примет постриг под именем Елисаветы и скончается монахиней в Малоярославце в 1994 году.  Е.Васильчикова (Егорова)  вырастит сына, знаменитого пианиста Андриана  Егорова. Дочь Васильчиковой – Наталья Егорова станет княгиней Шаховской. Внук Васильчиковой, Иван Дмитриевич Шаховской в 90-е годы XX века купит дом в Дюдьково, вблизи владений своего прапрадеда.