Дело фрейлины Васильчиковой

Великая княгиня Елизавета Федоровна на прогулке в Кораллово Маша Васильчикова - фрейлина Встреча Великих князей с коралловскими крестьянами

Дело фрейлины Васильчиковой

На сцену российской истории Мария Александровна взойдет один раз – ярко, спорно и скандально. Дело фрейлины Васильчиковой будет в центре общественного внимания в 1915 году и займет свое место в перечне российских скандалов в годы 1-й мировой наряду с «делом Мясоедова», «предательством Ранненкампфа», «убийством Распутина». Несмотря на множество свидетельств по «делу Васильчиковой» серьезных исторических исследований и объективного разбора его, к сожалению, нет.

В 1908 году, бывшая фактическая хозяйка Кораллова поселяется за границей, в Австрии, в имении Клейн Вартенштейн, близ Вены. Оставаясь при этом фрейлиной и приближенной к императорскому дому, она быстро входит в высший свет австрийского и немецкого дворянства. Особенно тесные отношения складываются с домом Гессенских, родственников великой княгини Елизаветы и Императрицы Александры Федоровны. Связи с домом Романовых так же активны. Сохранились свидетельства семейного завтрака Васильчиковой с семьей Николая II в 1913 году. В воспоминаниях начальника дворцовой агентуры Спиридовича А. И. сохранился этот эпизод: «После завтрака, прощаясь с Васильчиковой в кабинете, Государь сказал: „Живите спокойно в Австрии, но изредка приезжайте нас проведать. Бог даст, войны, сколько это будет в моей власти, не будет.” Прощаясь, Государь поцеловал руку Васильчиковой и, когда та, сконфуженная неожиданностью, что-то сказала, Государь, со свойственной ему чарующей улыбкой, сказал: „Можно старому другу”.

Бог не дал сохраниться миру и в 1914 году, с началом 1-й мировой для спокойной жизни Васильчиковой настал крах. Она оказалась в плену, в собственном венском доме, подданным вражеского государства в кругу австрийских и германских друзей. Это не могло не оставить отпечатка на ее менталитете. Погруженная и в российское и в европейское дворянское общество, она искренне не понимала, почему Император Николай II и Кайзер Вильгельм, приходясь двоюродными братьями, должны уничтожать народы друг друга, почему гессенские принцессы Элла и Аликс (Елизаветы и Александра Федоровна) теперь поддерживают германофобию, призывают к войне до конца и ради псевдо патриотизма отказываются говорить и писать на родном немецком! Проживая под домашним арестом в Австрии фрейлина не могла себе представить волны ненависти и подозрения к всему, что напоминает о Германии. Мария Васильчикова оказалась гораздо компромисснее и пацифистичнее, чем российское общество.

В 1915 году немецкие власти начинают оказывать на Васильчикову давление, призывая оказать посреднические услуги между царскими домами России и Германии. Подобный, сепаратный мир в 1915 году был нужнее Германии, увязшей в войне на 2 фронта, чем России, еще не растратившей пыла. Однако, Васильчикова ни минуты не сомневаясь уверена, что Николай II готов к переговорам. Она помнила его мечты уберечь Европу от войны. В феврале 1915 года Мария Александровна пишет письмо дорогой Елизавете Федоровне, с просьбой передать императору предложения о переговорах. Великая княгиня в смятении. Россия живет лозунгом «Войны до победы» и тайные предательские переговоры более, чем неуместны. Информация до Николая доходит. Императрица Александра Федоровна пишет в письме Николаю II: «Мой муженек, ангел дорогой. Посылаю тебе письмо от Маши (из Австрии), которое ее просили тебе написать в пользу мира. Я, конечно, более не отвечаю на ее письма». Ответа Васильчикова не дождется.

Германские власти продолжают подталкивать фрейлину к действиям. Ей отменен арест, разрешены поездки и посещения лагерей пленных из России. Все это должно убедить Марию Александровну в необходимости, важности и человечности своей миссии. В марте Васильчикова отправляет письмо лично Николаю II. Нет сведений - получил он его, или нет, но результат тот же. Холодное молчание.

Не получив сигналов к миру Германия летом 1915 года перебрасывает на Восточный фронт всю мощь своих дивизий и наносит России серьезные поражения. Это должно убедить русских быстрее пацифистических призывов. Но Россия уперлась. В поражениях винят предателей, везде мнятся германские заговоры, против «немки царицы» восстает общественное мнение. Императорский дом под пристальным вниманием и уже не свободен в принятии решений. Всего этого Васильчикова не знает и прочувствовать не может. Бывшие друзья: Елизавета Федоровна. Николай II, императрица – ей не отвечают, русских газет в Австрии нет, а настроения русских пленных далеки от ура-патриотизма. Васильчикова в смятении, а немцы, в качестве жеста доброй воли разрешают фрейлине посетить лагеря русских пленных в Германии. По мимо гуманитарной цели Мария Александровна преследует родственную – в плену у немцев ее племянник. Скорее всего речь идет о Борисе Милорадовиче, гусаре лейб-гвардии, сыне Александры Васильчиковой-Молорадович. Информации о том, удалось ли Марии увидется с племянник нет, ав этот момент жизнь ставит перед ней тяжелый выбор. Холодной осенью 1915 года умирает ее мать. Никакой возможности приехать в Россию для прощания, через линию фронта, из враждебной страны нет. Как чертики из табакерки вновь являются немецкие власти и предоставляют Васильчиковой корридор, через Данию и Швецию до границ Российской Империи в Финляндии. Интересно, что через год подобный путь будет предоставлен Ленину и элите большевиков. Условия и к Васильчиковой и к большевикам, видимо, одинаковые. Постараться убедить (принудить) Россию к сепаратному миру. Васильчикова согласна. Во-первых, это не противоречит ее убеждениям, во-вторых, это единственная возможность проводить мать.

В романе В.Пикуля «Нечистая сила» приезд фрейлины в Россию представлен так: «2 декабря на фронте под Ригой был сильный мороз, в сиреневом рассвете медленно протекали к небу тонкие струйки дыма из немецких и русских землянок. Ленивая перестрелка заглохла сама собой. В линии передовых постов заметили, что с немецкой стороны, проваливаясь в снежные сугробы, идет в русскую сторону пожилая дама в богатой шубе и с пышной муфтой в руках, поверх шляпы ее голова была замотана косынкой… Это и была «наша Маша»!

Как часто у Пикуля, очень художественно, но совершенно вне исторической правды. Мария не была на передовой, она ехала с комфортом, в мебелированных купе поезда до Стокгольма, где пришла в российское посольство. В верхах знали о похоронах ее матери и дали зеленый свет до Петербурга, предложив, однако, добровольно явиться в Главный Штаб для объяснений. В Петербурге Мария Александровна поселилась в «Астории», пыталась добиться встречи с императором, императрицей, или великой княгиней, но везде получила отказ. Все еще не представляя искривленный менталитет воюющей России, Васильчикова знакомит с письмами Сазонова, министра иностранных дел. После этого ее номер обыскан, она арестована, и выслана из столицы. Несмотря на эти спешные действия, в Петрограде, где «все секрет и ничего не тайна» идут слухи, а Государственная Дума устами Родзянко поднимает скандал. Все раздуто и преувеличено. По уверениям Родзянко, Васильчикова с подачи Двора уже год готовит заговор. Императрица Аликс («царица-немка») сняла ей номер в «Астории», где они тайно встречались, готовится сепаратный мир,предавший союзников по «Антанте». В информации Родзянко почти все ложь, но это та ложь, в которую готовы все поверить. Успокаивая депутатов, Николай II не мог поступить иначе.

С Марии Александровны Васильчиковой снимают звание фрейлины, и высылают в имение сестры в Чернигов. В одном из мемуаров современников, Марию Васильчикову характеризуют недалекой тщеславной интриганкой. На наш взгляд это абсолютно неверно. В ситуации с этим неудавшимся «миром», она скорее слишком простодушна и прямолинейна, нежели коварна. Думается, она искренне не понимала, что произошло с ее родной страной. Почему вдруг самодержавие оглядывается на демагогов-политиков? Почему ее «старый друг» Николай II предает многолетнюю дружбу в угоду насквозь ложному патриотизму депутатов? Почему? Более того, в каждом своем поступке от писем, до приезда она была честна и бескорыстна, не скрывая ни мотивов, ни убеждений.

Существует информация, что единственным человеком открыто заступившемся за Васильчикову оказался… Распутин. Министр внутренних дел Хвостова, арестовавший фрейлину, признавался: «Мне говорили, что Гришка ругается». Заступнические мотивы Григория Распутина неясны. Может быть, он просто знал, что с Васильчиковой поступили несправедливо. Через несколько лет, уже упоминавшийся А. И. Спиридович резюмирует в мемуарах: «Из приезда Васильчиковой устроили скандал, которым, через ее голову, били по Императрице. Таково было враждебное отношение к Ее Величеству даже среди высшего общества. То было знамение времени. Прелюдия революции. Их Величества, в угоду „общественному мнению”, пожертвовали тогда М. А. Васильчиковой, которую давно и хорошо знали. Она этого не заслуживала»

Ход истории вполне мог реабилитировать Марию Васильчикову. Сепаратный мир с Германией все равно будет заключен, но уже Лениным и на других (похабных) условиях. В течении 1916 и 1917 года, Россия не только не одержит победу, а переживет крах империи. Жертвами этого краха станут не только миллионы убитых солдат, но десятки миллионов жителей большевистской России. Кто знает, может миссия Васильчиковой была последней соломинкой к спасению России Романовых, к сохранению Николаем II своей короны, да и жизни?!

После Февральской революции Васильчикова вернется в австрийское свое поместье и проживет частным образом до 1934 года. Ее могила расположена на кладбище Ранхенау на Боденском озере. К сожалению, в невнимательной к внутреннему миру человека истории, Маша Васильчикова осталась полной, нескладной, неудачливой и не очень далекой дамой, с подмоченной репутацией. Это не очень вяжется с сохранившимся ее эпистолярным наследием, до которого еще не дотянулась рука исследователя. Среди документов Васильчиковой рукописи биографий Н. И. Толстой, Д. А. Олсуфьевой, Е. Барятинской, а так же переписка к М. А. Васильчиковой с дочерью писателя Л. Н. Толстого - А. Л. Толстой.

После смерти Александры Александровны Милорадович в 1927 году в Париже и Марии Александровны Васильчиковой в 1934 году в Вене в живых из детей Васильчикова - длинного оставался только Павел Александрович Васильчиков, последний из коралловской подростковой ватаги.

full

“Коралловская аллея” акварель воспитанницы Лицея Яковлевой Вики

Оригинал страницы тут https://web.archive.org/web/20180907071912/http://korallovo.com/dielo_frieiliny_vasilchikovoi